Widget Image

Метки

Как Колю из Реутова искали в Бутове. История одного спасения

Описанные в этом отчёте события произошли месяц назад. Но эта история из тех, о которых обязательно хочется рассказать. Отчёт инфорга Анны Маркизы из Поискового отряда «Лиза Алерт».

Заявка на Конокова Абдикабара Жаанбаевича или «Колю» (так называют его все знакомые) поступила на горячую линию отряда днем 24 марта 2019 года. К тому времени срок пропажи составлял уже трое суток. Он ушел из дома на прогулку 21 марта утром и не вернулся. Забираю поиск инфоргом и начинаем работать. Сложность ситуации в том, что у Коли после болезни затруднена речь, поэтому в сложной ситуации он может не обратиться к посторонним за помощью.

Оперативно начинаем работать по поиску:
• выкладываем информацию в соцсети, начинаются массовые репосты,
• отдаём в группу коротких прозвонов (ГКП) на проверку больниц,
• размещаем в приложении «Активный гражданин»,
• оповещаем метрополитен,
• размещаем в приложении 112,
• отправляем ориентировку в Мострансавто,
• автономные экипажи отправляем по месту жительства в Реутов и по месту прошлого жительства в Мытищи.

Печатаем ориентировки, заклеиваем улицы, опрашиваем население, развозим ориентировки в больницы, ОВД, ЛОВД и плотно оклеиваем ближайшие ж/д станции, смотрим камеры в магазинах и других офисных зданиях. Опрашиваем всех собачников, дворников и гуляющих мамочек с детьми на площадках.

В Реутове благодаря отзывчивым сотрудникам банка, которые просмотрели камеры наружного видеонаблюдения, выясняем точное время и направление движения Коли в день пропажи. Он идет в сторону станции метро «Новокосино». Однако не удаётся получить информацию, сел ли он в метро – такую информацию с камер метрополитена получить нереально ни волонтёрам, ни через сотрудников полиции. А жаль, это бы сильно помогло в поиске.

В Мытищах проводим тщательный опрос по месту его прошлой работы и получаем данные о его знакомых. К сожалению, никто его не видел и где он не знает. Поиск осложняется тем, что дворники идут почти следом за нашими волонтёрами и срывают все ориентировки. Пытаемся договориться на местах, но приезжая на следующий день в это же самое место, мы снова видим содранные ориентировки.

В больницах проверяем всех неизвестных, даже минимально подходящих под описание. Пока все они не наши. Отправляются автономы на вокзалы — оповещаем полицию, охрану, просматриваем залы ожидания, опрашиваем продавцов на улицах и размещаем ориентировки на стендах вокзалов.

25 и 26 марта проходят в постоянных автономах по всей Москве. 27 марта днем нам поступает свидетельство от очевидца, что вчера, 26 марта днем, был вызов скорой помощи в Братеево. Коля называет свои ФИО и полную дату рождения, однако вызов нигде не числится, так как не было. Видимо, оказали какую-то помощь на месте и уехали.
В БРНС удалось узнать, что был еще один вызов, который уже зафиксировали — 26 марта в 21:00 наш Коля (снова представился по ФИО) доставлялся в травмпункт в Бутово бригадой скорой помощи. Мчим туда на опрос, проверку данных и узнать его дальнейшую судьбу. Как оказалось, Коле на улице стало плохо, у него свело ногу и были судороги, и прохожая девушка вызвала скорую.

Коля назывался своим именем, сказал дату рождения, но у него не спросили телефон родных или его адрес. Сам Коля сказал врачам, что рядом живет его сестра. И врачи поверили ему. А ведь на самом деле Коля живет не в Бутове, а в Реутове. Пока все были заняты, Коля встал со скамейки и ушел – он сильно хромает, поэтому двигался медленно, однако никто его не остановил. Мы получаем фото с камер и добавляем его в ориентировку.

Понимаем, что нужен срочно актив, чтобы обследовать все Бутово, где Коля был накануне. По согласованию с ОД выезжаю на актив Старшей на месте. Делаем смс и ватсап-рассылку на поиск, расширяем зону поиска для репостов и прозвона больниц. Печатаем еще 500 ориентировок.

В 19:30 начинает работать штаб, раздаются задачи — отрабатываем каждую станцию легкого метро внутри и снаружи, оповещаем сотрудников метро и размещаем ориентировки, также «закрываем» ж/д станции Бутово и Щербинку. Плотно оклеиваем и осматриваем место вызова скорой и прилегающие территории, оповещаем магазины. И патруль, патруль , патруль.

Уже в ночи получаем свидетельство, что Коля в тот же вечер входил в метро на станции Бунинская аллея. А это значит, что снова район поиска — вся Москва.

28 марта. БРНС и справку скорой звоним постоянно — пусто, даже нет неизвестных.

Днём снова ловим свидетельство — был вызов скорой помощи 27 марта на станцию метро Щелковская к Коле. ВЧЕРА!!! Снова нет госпитализации… Приехали, осмотрели, оказали какую-то помощь и уехали. Запускаем автономы на Щелковскую: оповещение метро, оклейка на улице, опрос и оклейка на автовокзале, обход и опрос ближайших магазинов… Свидетельств нет.

Получается, что наш Коля ездит по всей Москве. Ищем малейшие зацепки, за что зацепиться. Братеево, Скобелевская, Щелковская, Новокосино – это все конечные станции метрополитена. Принимаю решение оповестить каждую конечную станцию нашего метрополитена. Их 26. Кидаем клич в твиттере, что нужна помощь. В итоге за 28 марта силами 16 поисковиков мы это сделали!

ВЕСЬ метрополитен оповещен. Многие охранники уже знали о поиске из внутренних чатов. На многих станциях метро отправляем экипажи на подстанции скорой помощи. ГКП прозванивает ВСЕ подстанции скорой помощи в Москве.

29 марта – тишина.

30 марта – тишина.

Двое суток без единого свидетельства. Подключаем прозвон моргов – как бы ни хотелось найти его живым, но мы должны проверить все варианты. Пусто.

Ищем и надеемся. Куда мог уехать? Если он уже в области, то в БРНС не поступят данные.

Снова отправляем экипажи и снова закрываем все вокзалы. Снова ищем его в толпе. Поисковики отмечают каждого хромого мужчину в черном. К сожалению Москва почти вся в черном… И многие люди в возрасте хромают.

Ездим, клеим, клеим везде, где бываем, репостим, звоним больницы. Звоним БРНС и справку скорой.
И почти не спим.

30 марта. В 22:54 я получаю звонок от инфоргов – Коноков в больнице! 29 марта в 23:00 поступил в больницу. ВЧЕРА! Но почему-то не прошел ни по БРНС, ни по справке скорой, а ведь мы звонили 30 марта, и было пусто. И только сейчас девочки из ГКП нашли! Это опять же к тому, как важна работа ГКП.

Звоню его сестре – надо срочно ехать с документами в больницу. Она рада до слез! Параллельно звоню в больницу, чтобы за ним последили и не упустили – мы уже едем! Звоню, чтобы убедить, что он не обычный больной, которого привезли в больницу и каких тысячи. Он особенный! Коля, который 10 дней уже бродит по улицам многомиллионого мегаполиса в поисках своего дома. Который помнит свое имя, но не помнит, где он живет и как попасть домой.

Прошу соединить с хирургией. Не соединяют, говорят посещения завтра с 11 утра. Объясняю, зачем и почему, что мне очень надо поговорить с дежурным врачом отделения. И получаю ответ — «Мы же тут не конвой»… Однако всё-таки после моих уговоров просят подождать на линии… Жду. Несколько минут ожидания кажутся вечностью. Возвращается. «А вы знаете, а он ушел… Полчаса назад…» КАК ЭТО УШЕЛ??? НЕ ВЕРЮ СВОИМ УШАМ! ОЧЕНЬ прошу девушку помочь найти кого-нибудь – врача, охрану корпуса, охрану больницы — проверить территорию больницы и посмотреть на выходах, вдруг он еще там, его надо остановить и вернуть. Девушка на линии не понимает, почему ей надо бежать и кого-то искать. Настойчиво продолжаю уговаривать — снова просят подождать на линии. Жду еще дольше. Безрезультатно…

И снова срочный поиск с новыми вводными — час назад ушел из хирургического корпуса. Крик в твиттер — всем выезжать на Вавилова на патруль! Коля там! Кидаю другим инфоргам срочную просьбу о помощи — помогайте, я выезжаю на место! Спасибо огромное — подключились все, кто был в сети — ищут экипажи, репостят призыв о патруле, делают рассылку в ватсап, кто-то из инфоргов выезжает сам. На место сразу выехала сестра и другие родственники. Спасибо Наташе Громовой, она сразу взяла на себя мониторинг людей на выезд, дабы мы никого не растеряли, и в дальнейшем помогала с удаленными задачами.

23:25 — я уже мчусь на место, кто-то добирается быстрее меня и начинает пеший патруль. Людей надо много, срочно и прямо сейчас. В 23:53 я на месте, отправляю людей на ближайший задачи. Надо проверить территорию больницы, но нас не пускают. Камеры тоже не дают – отвечающий за это человек на больничном. Боремся с ситуацией — зовём дежурного главного, нам очень нужна помощь. Речь идет о жизни человека.

1:05 — оценив ситуацию на месте, получаю от ОД отряда добро на актив. Запускаем смс-рассылку, ищем печать ориентировок.

И тут случается маленькое чудо. К больнице подъезжает таксист, я подлетаю к нему с ориентировкой, рассказываю о пропавшем. Через 15 минут подъехала ещё одна машина Яндекс.Такси – мы бежим к нему с ориентировкой, а он в ответ – «Так я сам искать приехал!». Вскоре собралось уже 10 машин Яндекс такси, они патрулировали и собрались в штабе, чтобы получить новые задачи.

В 1:30 выясняется, что нашему Коле два часа назад вызывали скорую на станцию метро «Чистые пруды». Снимаю всех людей с задач у больницы и отправляю туда. После того, как водителям такси дали вводные и они узнали, что скорая снова отпустила Колю, все 10 машин тоже согласились ехать в район Чистых прудов на патруль. По дороге они ещё оповестили в своём чате других таксистов, которые находились в районе Чистых прудов.
И чудо – через 20 минут прилетела информация в чат, что нашли.

В 2:06 раздается самый главный звонок за эти 10 дней – НАШЛИ! ЖИВОЙ! ВИДИМ! Сестра уже тоже рядом, бежит к нему, слышу через чужую телефонную трубку рыдания сестры, реву сама, рад весь мой экипаж.

Мы не знаем имени водителя из Яндекс.Такси, кто нашёл пропавшего. Но они все молодцы – благодаря сплочённости ребят из Яндекс.Такси нам удалось на этот раз успеть и не упустить на улице нашего Колю. ВЫ НЕРЕАЛЬНО КРУТЫЕ ВСЕ!

Хочу сказать ОГРОМНОЕ спасибо всем тем, кто принимал участие в этом поиске. Всем, кто звонил, приезжал и искал, печатал ориентировки, делал репосты, передавал информацию и свидетельства!

В поиске в общей сложности за все дни принимали участие более 50 человек. Было распечатано 1,5 тысячи ориентировок. Группой ГКП силами 12 человек был сделан 241 звонок в больницы, подстанции скорой и ОВД. Количество людей помогавших репостами просто не пересчитать.

Коля дома. С сестрой. Вот теперь он в безопасности. Ради этого все было. Ради заветных «Найден. Жив».

Оставьте комментарий